Как ударить в грязь лицом, можно ли не мыться две недели, где обучают инквизиторов, как построить трехэтажный мат и чем заслужить прощение за свою слабость.

Наверное, в прошлой жизни я был поросенком. Хотя нет, свиньей. Огромным боровом, который провел всю жизнь в луже, зарываясь в грязь и хрюкая от удовольствия.

Я никогда не мою руки перед едой, а в душ хожу только когда… Когда… Блин, когда же я хожу в душ? Короче, редко. И, что характерно, никто не может сказать, что от меня плохо пахнет. Пахну я по-человечески — обычным мужчиной, без примесей запаха пота и грязи.

И никогда не понимал, зачем люди моются по три раза на дню? Они живут дольше, или болеют реже а может просто счастливее нас, грязнуль? Думаю, что нет.

Просто у всех разные пороги брезгливости. Мне повезло, у меня он на уровне собаки.

Я люблю ходить и бегать босиком, валяться по земле, могу неделями обходиться без душа, есть немытую еду, зачастую прямо с пола, а иногда — поглощать насекомых.

Например, переплыть Ганг в районе Варанаси, где в реку сбрасывают останки сгоревших человеческих тел… или канал в Венеции, где живут крысы. Меня это совершенно не смущает. А поработать мусорщиком на мусоровозе 11 часов в жутком запахе отходов — откровенно по душе.

При этом, я не болею, не воняю, не комплексую, а веду здоровый образ жизни. Чего всем и советую.

Предистория: Tough Guy

А история эта началось в 2015 году, когда я прочитал о самых жестоких соревнованиях в мире. Среди всех прочих числился Tough Guy — самая экстремальная в мире гонка с препятствиями. Часто можно встретить описание: “Самое жестокое из легальных испытаний”.

— То что, нужно! — воскликнул я, потирая руки. Но одному было ехать скучно, поэтому я убедил своих друзей, что мы едем провести приятный уикенд в Англии. Они поверили мне. Наивные…

Насколько это было тяжело и жестко, я уже писал, поэтому повторяться не буду. Скажу лишь, что у меня до сих пор мурашки по спине при упоминании тафгая.

Посмотрите сами:

Тогда, трясясь от дикого холода в конюшне, я решил что обязательно сделаю грязную гонку и у нас, в Молдове. Пусть теперь все мучаются, почему это я один должен страдать? Напрасно мои друзья отговаривали и просили пожалеть молдавский народ, которому и так тяжело. Я был непоколебим. Но когда ребята нарисовали мне картину, где детки-сиротки без родителей, оставшихся лежать в ледяной жиже, стоят у офиса и просят их накормить хлебушком, я дал слабину. Старею, наверное… И решил сделать гонку потеплее и покороче. Но, представьте себе, что человек, который не моет руки перед едой, решил устроить спортивное мероприятие. Понимаете каким оно будет? Да, грязным, очень грязным!

Так появился GLODIATOR.
Именно так, через ‘о’, ведь ‘glod’ по молдавски — грязь.

Организация

Ну, раз обещал сделать гонку не холодной, слово надо держать. Но я не обещал сделать ее комфортной, поэтому старт будет в начале августа. В жарищу! “Не подмерзнут, так хоть обуглятся”, — подумал я. Ведь мой девиз по жизни:

Чем хуже — тем лучше!

И мы начали готовиться. Долго искали место, облазали десятки рвов, рып, болот, оврагов, мусорок и свалок. Пока не нашлось идеальное место — Кишиневская трасса мотокросса. Холмы, овраги, бездорожье, недалеко вода и цивилизация, да еще и в пределах города. Короче, идеальные условия.

Так как формат для нас новый, вопросов возникло с горкой. Как строить препятствия, технология получения правильной грязи, где брать шины, какой материал хорошо дымит, как монтировать стены и так далее, и тому подобное. Прикинув трассу со схемой препятствий и подсчитав смету, мы дружно почесали затылки — сумма выходила немаленькая, а денег у нас не как грязи, к сожалению. Поэтому решили экономить, но экономя деньги, обычно теряешь время. Так и вышло — на подготовку к ивенту ушел не один месяц, а несколько человеко-лет. И вот, что у нас вышло:

Сотни покрышек, деревянные поддоны, колючая проволока, грязевые ямы, стены и, уже привычно, стартовый городок. Грузовики-пятитонники несколько дней возили на трассу тонны всяких препятствий, а ямы мы заливали водой два дня. Жара стояла такая, что вода уходил в землю, как в Саида, закопанного в песке. Бесконечно. Но вода камень точит и все ямы наполняются со временем. Грязь получилась — любо-дорого! Итак, мы закончили, выпили виски и пошли ждать утра. Грязного, жаркого, воскресного утра…

День G

В детстве я много мечтал. А что остается делать, когда из развлечений только диапроектор и железный конструктор. Наверное поэтому я сейчас снимаю мультфильмы и конструирую сайты. Но была еще одна мечта, как у многих пацанов, — поработать на мусоровозе и на пожарной машине. Одна мечта уже осуществилась, а вторая — все никак. И вот, утром, на рассвете, когда все бегуны еще спали, не зная, что некоторые из них обгорят, обдерут кожу, вывихнут ноги и все без исключения будут измазаны толстым слоем грязи, я вспомнил о своей мечте.

Черт, да у нас же есть брандспойт!

Мысли быстро завертелись… Тааак, я же могу поливать всех из водяной пушки! Вот это да! Все, решено — из бегуна превращаюсь в пожарного!

Я бегу на старт и понимаю, что сегодня будет пекло : солнце уже жарит, только показавшись из-за края земли. Вот, спасибо! В этом году дождем залило половину наших ивентов, а когда нужен дождь для грязюки — солнышко светит как ни в чем не бывало.

Кто-то там определенно стебется над нами. Ну, что же, постебемся и мы. Таак, где мой пистолет…

Люди уже подтягиваются, за плечами у них суровые холщовые рюкзаки, в которые они бережно сложили остатки своей глянцевой, прилизанной жизни.

300 спартанцев уже ждут на старте начала гряземесилово-переломо-вывихового сражения за честь получить в глаз струей воды, похожей на кулак Тайсона. Все замерли перед стартом. Тишина…

Слышно, как стучат сердца и встают волосы на теле. Даже птицы замолчали. Медленно разгорается огонь, и небо заволакивает дымом. От воздуха отслаиваются куски адреналина и медленно плюхаются в грязь…
Выстрел!

Эгегей! Сотни людей сорвались с места и под улюлюканье рванули прямо в дымовую завесу. Я бросил пистолет и пошел, потирая руки, к своему водомету. Бегите, бегите… Я вас жду.

Небольшое отступление, пока мимо меня, с улюлюканьем проносятся жертвы Глодиатора.

В этой гонке я был не участником, а препятствием, поэтому описать ощущения и переживания глодиаторов я, к сожалению не смогу. Но смогут те, кто бежал, поэтому, с любезного разрешения Сергея Савчука, я буду вставлять в свой текст отрывки его замечательного отчета.

Итак, вот что пишет Серега:

-Повернув голову, я увидел, что в том направлении куда надо бежать, к небу поднимается черный дым, сквозь который видны красные языки пламени.
Бежать сквозь огонь!???

И тут мне стало тревожно. В районе солнечного сплетения появился неприятный холодок. Я понял, что Sporter не собирается шутить. Все будет очень и очень серьезно.
— Это война!
— Пленных не брать!
— И пусть живые позавидуют мертвым!

-Горечь во рту от дыма. Дыхания не хватает, потому что начался очень крутой подъем. Градусов 60–70 точно. Возможно, кто-то в него и забежал. Я не видел, кто эти киборги, но большинство участников перешли на шаг. Тяжело, вверх, метр за метром.

-Из покрышек от легкового автомобиля сложили трубу длиной 20 метров. И сквозь эту трубу надо проползти. 10 сантиметров вперед, еще 10 сантиметров. А труба все не кончается. Темно, тесно, сзади подгоняют, впереди чьи-то ноги. Внутренняя часть покрышек больно врезается в руки и ноги, сдирает кожу.

Чувствую себя личинкой, вылезающей из кокона. А выползать надо в жидкую, мокрую, липкую грязь. Потому что у выхода из трубы стоит Волошин в роли брандмейстера и снайперским напором из пожарного брандспойта окатывает вылезающих водой. Напор воды такой сильный, что участников сбивает с ног. Первые шаги по жиже, устоять бы на ногах, струи воды в лицо не дают сориентироваться. Вы хотели грязи? Получите.

А я уже через 15 минут я встретил “страждущих” живительным ударами водой в грудь, в голову и, особенно резвым, в пах. Мы, пожарные, любим гасить пожары и горячих парней, поэтому больше всех получали самые дерзкие.

Брандспойт тяжелый, но приятный. Ловлю себя на мысли, что сейчас им будет больно, а мне — весело. Раньше я думал, что безжалостен только по отношению к себе, а теперь вот, понимаю, что и к другим. Новость для меня…

Так, стоп, давайте разберемся. Я не бью детей, не мучаю кошек, жену пальцем никогда не трогал, хотя отгребаю от нее периодически по полной (заслуженно, надо сказать).

Но здесь во мне проснулся садист — я стараюсь причинить бегунам как можно больше вреда. Живым, страдающим людям. Которым и так уже плохо. Вот те на…

Если бы я жил 500 лет назад, то точно отправил бы свое резюме (с опытом работы на Глодиаторе) на сайт (ну а куда еще?) Святой Инквизиции. И меня бы обязательно пригласили на собеседование:
— Присаживайтесь молодой человек, у нас есть пара вопросов. Мы изучили ваше резюме, видим вы не работали нигде по специальности, кроме Глодиатора, но у вас есть главное для нашей профессии — желание мучить людей.
Вы попали туда, куда нужно, поздравляем вас — мы как раз таких кандидатов и ищем! Так что, не переживайте из-за отсутствия опыта, наверстаете, ведь у нас большой выбор специализации: испанский сапог, дыба, костер, Железная дева, колесование, четвертование, сажание на кол… Разберетесь, в общем. Вот кстати вам первое дело некоей Жанны…

Одним словом, без работы бы я не остался. Но вернемся в настоящее.
«Никто не уйдет отсюда целым», — решаю я, хватая брандспойт и разахивая струей, как джидайским мечом, стараюсь сокрушить полчища бегущих ко мне грязных людей.

Вы только посмотрите, сколько “сострадания” и “любви к ближним” на этом лице…

фото Егор Вохмянин

Упиваясь процессом сбивания с ног бегущих по грязи несчастных глодиаторов, я не заметил, что они… кончились и я остался один. А кровь бурлит и требует продолжения вакханалии и надругательств над человеческим достоинством бегунов. И пока они ползут сквозь шины, под колючей проволокой, по уши в грязи, я готовлю им новый сюрприз.

А в это время Сергей пробежал уже половину дистанции:

-К тому времени я считал, что я очень грязный и с гордостью позировал фотографам. В тот момент я еще не знал, что такое настоящая грязь. И каким я буду уже через 20 минут. Потерял счет препятствиям. Обещали 18. По ощущениям, каждое новое было все труднее и коварнее.

А мы с волонтерами тащим шланг на другую точку трассы. Прямо перед финишем, у грязевой купели, я устрою им засаду. Шланг тяжеленный, мы тащим его вчетвером, мат стоит трехэтажный! Но, как говорится, для бешеного порося семь верст — не крюк, и мы, обогнув две опушки и один овраг, доволакиваем орудие пыток к месту назначения.

Все-таки пропустил пару человек, повезло кому-то… Но ничего, отыграемся на остальных. Держитесь!

Сергей:

-Еле донес мешок до конца. Взял бутылку с водой, руки дрожат. Что не смог выпить, вылил на голову. Жарко.

-Пошел дальше. Впереди стена, на которую даже не пытался залезть. Мокрый, скользкий, уставший. В одиночку это нереально. Планка.

-Обхожу стену, а там…
Там грязь. Это была не простая грязь. Это было какое-то липкое вязкое месиво. Я не мог поверить, что такое возможно сделать, просто налив воды на землю. Мне казалось, что организаторы привезли из карьера целый КАМАЗ отборной липкой глины, вывалили и хорошо замесили с водой.

Передо мной стоял участник по колено в этом месиве и не мог сделать ни шагу. Он попытался шагнуть и упал. Поднялся. Вытащил одну ногу и на ней нет кроссовка. Начал искать его в этой грязи и не смог найти. Опять упал.
И тут до меня доходят крики волонтеров.
— На животе! Ползком!
— На животе????
— Да, здесь можно только проползти!
— Не пройдешь! Потеряешь кроссовки.
И я ложусь животом на эту грязь. Руки мои при этом погружаются по самые плечи. И я ползу. Когда я встал, я понял преимущество участия в шортах и с голым торсом. На мою одежду налипло неимоверное количество грязи. Я стал на 10 кг тяжелее и еле передвигал ноги. И грязь никак не хотела отлипать. Большую часть ее я донес до самого финиша.

-Всем, наверное, запомнилась яма с водой перед самым финишем. Когда ее преодолевали лидеры, глубина была по колено. И с тех пор в нее постоянно лили воду. Когда я подбежал к яме, девушка-волонтер сказала, что надо прыгнуть в воду на живот и переплыть.
Что??? Переплыть???
Оказывается, воды уже было выше пояса и можно было плыть даже баттерфляем.

А в это время я мочил людей. Во всех смыслах. И через час грязевой бойни мои руки уже не поднимались, но радовало одно — бегунам было еще тяжелее. Я сбивал их с ног, отбивал почки, печень и ломал ребра (так мне казалось). Некоторые получали напором воды в лицо и сыпали проклятиями в мой адрес.

Пару раз я чуть не получил в тыкву, когда до меня добирался очередной разъяренный моим брандспойтом здоровяк. И только рассмотрев внимательно “гребанного пожарного” и узнав в нем меня, многие прощали мне эту минутную слабость и опускали кулаки. Если бы на моем месте был обычный волонтер — его давно покалечили бы. Так что, моя репутация спасла мне жизнь, хотя и осталась “подмоченной”.

Пользуясь случаем, хочу принести свои извинения за синяки, ссадины, рассечения и гематомы всех цветов. Но ведь, черт побери, вы сами пришли на глодиатор страдать, вот я и старался. Сорян, ребята…

И вот, искупав последнего в грязи, бреду на финиш. А там уже люди пьют. И не только воду. Все в грязи, синяках, убитые, обгоревшие… Но такие счастливые! Захожу аккуратно, чтобы не получить по мордасам за свои эксперименты, но вижу что люди улыбаются.
Меня обнимают — я прощен!

Серотонин витает в воздухе и мы все его вдыхаем. А выдыхаем дофамин. Чувство любви ко всему шевелящемуся заполняет наши капилляры и мы обнимаемся со всеми. Кто-то поет, кто-то устроил прыжки в лужу с друзьями, кто-то целуется с любимой. Одним словом, гормональная буря накрыла мотокросс на окраине Кишинева. И хорошо, что дело было днем, иначе, в темноте, это могло перерасти в оргию спорта, страданий и любви к ближнему.

-Всех накрыло чувство эйфории, которое не проходило три дня. Теперь я Глодиатор. На сегодняшний день это одно из самых ярких и зрелищных событий из всех, что проводил Sporter. Было интересно и участниками и зрителям.

Глодиатор стал для нас глотком свежего воздуха, ведь это не просто бег или плавание на скорость. Эта гонка про другое…

Про то, насколько ты крут, чтобы помочь другим, жертвуя своим временем.

Насколько силен, чтобы прощать ближнему слабость.

И насколько ты человек, несмотря ни на что. Даже на то, что в душе ты — инквизитор :)

Увидимся следующим летом! Придумаем вам что-то покруче…
www.glodiator.md

Спасибо за чудесные фотографии Егору Вохмянину, Павлу Левинца и команде Симпалс!